Ю-Питер. Цветы на огороде

Легенда русского рока Вячеслав Бутусов и гитарист легендарной группы Кино Юрий Каспарян спустя шесть лет после выхода Биографики выпустили третий альбом Ю-Питера, который еще буквально за пару месяцев до официального релиза носил название Неохиппи. Цветы и тернии (при обостренном желании копнуть глубже) можно назвать концептуальной разверткой первоначальной этикетки, в целом не меняющей сути дела. Вот и новая пластинка в уже почти десятилетней истории коллектива сути бутусовского дела не меняет: плотный гитарный рок с выверенными соло-пунктирами, несущей стеной баса и грохочущими ударными. На фоне последних релизов иконостаса Нашего Радио даже вполне удобоваримо

За эти шесть прошедших лет Бутусов выпустил два странных сольных альбома (Модель для сборки (2008), Богомол (2009)) и в сопровождении Ю-Питера провел широкомасштабный концертный тур, посвященный 25-летию временами оживающего Наутилус Помпилиуса и выходу трибьют-компиляции в честь юбилея. И если в сольном творчестве Вячеслав Геннадьевич берет всю ответственность на себя, единолично отвечая за художественную состоятельность конечного продукта, то в рамках своей основной группы является одним из передаточных механизмов. Цветы и тернии в этом отношении самый выразительный пример расстановки сил: музыкальная составляющая совершенно очевидно определяется диктатом вкуса и манеры Каспаряна, лирическая – московским поэтом и писателем Александром Логиновым. За Бутусовым остается идейное обоснование, с чем он успешно справляется в пресс-релизах, во время автограф-сессий и интервью. И сводится оно примерно к следующему: «Моя первостепенная задача - научиться противостоять злому духу. Демонскому влиянию. Разбудить свою совесть и слушать ее». На Кинчева, конечно, жутко смахивает, но лидер Ю-Питера еще в своем уме, поэтому про «спесь кичится норовом» и «вздыбило войной ненависть звезды» не поет и вроде бы не собирается. Волхвом, правда, себя называть уже начал…

И все-таки занятно, что лицо группы тут и, правда, как будто на вторых ролях. Неувядаемая любовь Каспаряна к англо-саксонской гитарной музыке последних десятилетий в диапазоне от The Smiths до The Hives им как всегда не скрывается, а максимально емко и красочно презентуется, как актуальное текущему моменту увлечение-влияние: открывающая «Глаза» указывает на Suede. «Скалолазы» вырастают из T he L ibertines, за спинами «Этого» и «Чистого плюса» легко угадываются The Strokes. во «Враче» не обошлось без F ranz F erdinand, в «Прятках» отчетливо слышатся Radiohead (а если совсем точно, то это «Knives Out» плюс «П. М. М. Л» Земфиры), «Небо Земли» выдернута из ранних Blur. в «Невесомости» подразумеваются U 2. Исключениями оказались «Что же я такого» с неожиданным слайдом и банжо, уводящей траекторию заимствований в студии T om P etty and T he H eartbreakers, и «Цветок», достаточно грубо сорванный с лужаек «Песни идущего домой» и «Девушки по городу» автоплагиат. Говорящей деталью является и то, что почти каждый трек заканчивается гитарным гейзером Каспаряна, вкладывающего в последние полторы минуты все навыки, приемы и способности. Выставка достижений народного хозяйства. И выглядит это несколько комично: зачем ему доказывать, что он что-то умеет, в то время как с момента выхода альбома Кино «Это не любовь» прошло уже двадцать пять лет, непонятно.

Есть исключения и в текстах. «Небо Земли» написал сам Бутусов, «Терновник» - его жена, а «Дети минут» по легенде принадлежат руке Виктора Робертовича.

Было бы лучше, если бы и Цветы и тернии стали исключением в стабильной и ровной судьбе Ю-Питера, делающего пусть и качественную, но предсказуемую музыку. Вот ту самую вечную, что на батарейках.